Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо















Мониторинг СМИ

Священник-психолог: Церковь – это не фабрика по производству детей

16.12.2019 17:09 Версия для печати

Протоиерей Андрей Лоргус, ректор Института христианской психологии. Фото: РИА Новости / Мария Василенко

Не утихает церковно-общественная дискуссия о суррогатном материнстве, начатая генеральным директором МИА «Россия сегодня» журналистом Дмитрием Киселевым. По его мнению, позиция Русской церкви противоречит Божией воли по этому вопросу, а именно, наказу «плодитесь и размножайтесь». Он также заметил, что у Церкви есть опыт использования современных технологий и компромисса в их оценках, из принципа «из двух зол выбирая меньшее». О том, почему деторождение – не главный приоритет Церкви, возможен ли компромисс по суррогатному материнству и ЭКО «во имя жизни», и какие психологические вызовы встают перед «суррогатным» ребенком и его семьей, рассказал РИА Новости ректор Института христианской психологии, психолог и священник Андрей Лоргус.

- Почему некоторые представители Церкви порой сравнивают в СМИ суррогатную мать с «инкубатором», «проституткой», «фермой»? Не унижает ли это достоинство человека?

- Неуважение к женщине-суррогатной матери, увы, ошибка и грех. Само суррогатное материнство, как факт и технология, могут вызывать неприятие и отвращение, но не личность участвующих в этом деле людей.

- Если ребенок родился от суррогатной матери, как это отразится на его жизни?

- Как будет чувствовать себя ребенок – предсказать невозможно, но это будет переживаться как психологическая травма.

Ребенок, который в утробе матери слышал несколько месяцев ее голос и сердцебиение, не может забыть эти ощущения. И одновременно он не может понять, откуда эти ощущения взялись, потому что не осознает этот свой пренатальный (внутриутробный – ред.) опыт, не может его «пережить» и прочувствовать. Если бы генетическая мама его вынашивала, то совпадение пренатального и постнатального опыта создало бы ощущение безопасности и безмятежности. А если вынашивала другая – это грозит необъяснимой невротизацией.

Вообще последствия для всей семьи – непредсказуемые. Есть показательная история трагедии Авраама и Измаила. Хотя служанка Агарь зачала от Авраама естественным путем, она не была просто любовницей, но «женой на час»: для рождения сына. Такая двойственность. И что из этого вышло? Отец прогнал родного сына.

- А какие психологические последствия будут для родителей и суррогатной матери, на ваш взгляд?

- Сама ситуация травматична не только для ребенка, но и для всех его родных: у матери, у которой взяли яйцеклетку, уже может быть сформирован комплекс неполноценности, что она «ненормальная» женщина, не может родить. Бабушки и дедушки ребенка тоже будут переживать это как свою неудачу.

Для мужчины, у которого берут сперму для оплодотворения, это тоже искусственная ситуация и могут возникнуть комплекс неполноценности и чувство вины, что жена «не такая, как должна быть,» и «родить ребенка нормально не можем», ведь надо прибегать к медицинским технологиям.

А еще у мужчины будет сложное отношение к женщине, которая вынашивает его ребенка. Потому что с одной стороны она становится ему очень близкой, а с другой стороны, он не может к ней относиться как к жене, эта женщина используется как объект, а не как личность. Тут возможно чувство вины перед ней. И после всего как он будет относиться к ребенку, которого она выносила?

Женщина, которая вынашивает ребенка, для которой он уже стал родным, – его просто заберут как вещь. И это для нее трагедия.

Есть случаи, когда женщины отказываются отдавать ребенка генетическим родителям, потому что сроднились с ним: 9 месяцев - это большой срок. Процесс беременности для женщины глубоко личностный, он сближает женщину и дитя настолько, что она на эмоциональном уровне не различает себя с ним. У суррогатной матери может также возникнуть желание участвовать в жизни ребенка, но она уже не сможет, скорее всего, это сделать и от этого тоже может страдать.

Как психолог и священник я ставлю вопрос так: какова мотивация генетических родителей, которые хотят заполучить себе «суррогатного» ребенка? Зачем они идут на эту имитацию? Почему готовы платить столь высокую нравственную и психологическую цену и почему считают, что это их от чего-то избавит?

Моя задача тут - помочь женщине найти образ своей личности, в котором бездетность или наличие детей не играло бы ведущую роль.

- Есть ли такая мотивация у родителей, пользующихся технологией суррогатного материнства, которую вы считаете нормальной?

- Желание воспользоваться суррогатным материнством не может быть нормой и не имеет здоровой мотивации, потому что речь идет об исполнении желания родителей во что бы то ни стало стать родителями. Родители удовлетворяют свои желания, а не думают о ребенке. В этом главная духовная проблема.

- Многие рождают детей, чтобы дать им жизнь, поделиться любовью – разве не может быть такой благой мотивации в случае с суррогатным материнством?

- Может быть любовь и желание ею поделиться, но для этого, как правило, люди не применяют никаких технологий. Если человек исполнен любви, то не будет совершать над собой такое насилие. Единственная здоровая мотивация у супругов, для которых невозможна естественная беременность – взять приемного ребенка. При этом не делать вид (не обманывать), что он родной. Но для этого нужно смириться с тем, что своих детей больше не будет. Проблема в другом – люди не желают признавать себя бездетными, потому что это кажется им позорным.

Очень любопытный факт – важно знать всем молодым родителям – часто, когда супружеская пара с помощью биотехнологий рожает ребенка, у них после этого происходит естественная беременность. Это значит, не было бездетности.

- Люди часто прибегают к суррогатному материнству, чтобы самоутвердиться?

- Да, так часто бывает. Женщина не может смириться с тем, что она не такая как все. «Что ж, я не женщина, доска, бревно, почему не могу забеременеть?». Она переживает высокую тревожность. Приближение цикла – как ожидание казни, она воспринимают свою «небеременность» как наказание.

Если она решается на применение технологий, тоже страдает, потому что вынуждена включиться в сложную цепочку действий как вещь, объект, с которым проводят манипуляции. Это обесценивание женщины, на мой взгляд. Но она готова это терпеть, чтобы потом считаться матерью. Суррогатное материнство - это имитация материнства с использованием другой женщины, хотя ребенок будет для них родной.

Другой вариант – мужчина нанимает женщину – суррогатную мать, чтобы та зачала и выносила ему ребенка – «заказывает ребенка из своей спермы».

Логика «сделать ребенка себе, или для себя» - логика эгоизма! Речь не идет тут об интересах ребенка, его еще нет и спрашивать некого, поэтому считается, что все возможно. Это напоминает ситуацию «выйти замуж, чтобы выйти замуж», или «выйти замуж, чтобы родить». Имеете право – сочиним вам замужество, разными технологиями сделаем мужа: «найдем, поженим - и вы будете как бы жена». Мужчина тут не интересен, он нужен, чтобы оплодотворить и еще кормить на первом этапе, а дети, чтобы удовлетворить потребности женщины. Так вот, детей нельзя «завести», детей можно родить и воспитать.

- Но для ребенка же – это хорошо, что он родился? Сам факт появления новой жизни – это положительно?

Да, появление ребенка – появление новой личности! Так же Церковь, например, относится к рожденным в результате изнасилования - как полноценным личностям. Дети не виноваты.

Дальше нужно трудиться: есть психологические группы, в которых люди работают над собой, чтобы принять обоих родителей – и мать, и насильника.

А в случае суррогатного материнства, таких групп нет, по крайней мере, я о них не слышал. Получается, такой обман: проблема (принятия родителей - ред.) есть, но о ней не говорят.

Кстати, в будущем такой ребенок может захотеть найти «суррогатную мать», которая его вынашивала.

- Если родители не говорят ребенку, что он приемный – это тоже обман?

- Конечно. Одни психологи говорят «знает или нет о том, что приемный, – проблема есть». Другие, что нет проблемы, поскольку ребенок не знает. Но в любом случае ребенок всегда чувствует, как к нему относятся. А еще он на детской площадке может увидеть отношение чужого взрослого к своему ребенку, которое отличается от того, к чему он привык, например, любовь в глазах чужого взрослого. А в глазах своей мамы – что-то другое: чувство вины, сомнение, фальшь, тень, озабоченность какой-то тайной. Он ничего не поймет, но у него может зародиться тяжелое чувство в отношении матери, с которым потом будет жить всю жизнь.

- Есть ли у «суррогатного» ребенка ограничения, например, на крещение или другие таинства?

- Нет. Ребенок не виноват, что он родился в результате суррогатного материнства - ограничений в таинствах нет. Но если священник решил, что родителям необходимо покаяться и поэтому переносит крещение ребенка, то это пастырская манипуляция (в хорошем смысле слова) по отношению к родителям. Конечно, ситуация спорная: крещением ребенка шантажировать нельзя, но если пастырь чувствует, что это важный момент для духовной жизни родителей, то допустимая. Но отказать самому ребенку в крещении нет оснований.

- В Библии Господь говорит: «плодитесь и размножайтесь», а Церковь запрещает суррогатное материнство. Разве здесь нет противоречия, разве для Церкви дарование новой жизни – не приоритет?

- Приоритет для Церкви – жизнь души, а не чадородие. Чадородие не цель ни духовной, ни церковной жизни. Такой заповеди - рожать во что бы то ни стало – нет. Церковь - это не фабрика по производству детей, а дом спасения души. С духовной точки зрения, рождение ребенка не добавляет и не убавляет ко спасению ничего: и бездетные могут быть святы, и многодетные порочны.

- И все же, если отбросить психологические сложности, почему Церковь отрицательно относится к суррогатному материнству?

- Любая технология, которая нарушает целостность человеческой личности, греховна и враждебна человеку. Под целостностью понимается вся совокупность телесных, психических и духовных способностей и ограничений человека. Человек, его целостность - это наивысшая ценность, так как это и есть образ и подобие Божие. Человек не конструктор, не собирается из частей, это не совокупность технологий, мы не можем заменять одну технологию другой, если что-то «сломалось».

- Как в этой логике относиться к операциям по пересадке органов, донорству, когда заменяют часть организма, которая не работает?

- Современные медицинские технологии поднимают вопрос биоэтики – и это вопрос ценностей. Этика тут становится проблемой и сегодня ни у священников, ни у психологов, ни антропологов, ни у медиков, ни у юристов, насколько я знаю, однозначных решений нет.

Например, кажется, в Англии есть закон, который запрещает, или ограничивает пересадку печени алкоголикам, или пересаживают в последнюю очередь. Если человек сам «сломал» свою печень алкоголем, ему, может, и не откажут в пересадке, но когда донорских органов будет в избытке.

- Еще недавно кесарево сечение было смертельно опасно, но женщины шли на риск, чтобы использовать шанс родить. Это тоже неправильно, нужно было смиряться и не использовать эти технологии?

- Помощь бывает разной. Помощь может стать подменой и самоцелью. В истории были «технологии», которые использовались в разных культах – убийство младенцев, кровь которых, якобы, помогала при болезнях. Но никто не называет это нормой и не оправдывает эти убийства.

Еще вопрос – здоровье. Не всегда невозможность забеременеть – это болезнь. Когда это болезнь, ее можно пытаться лечить, но репродуктивные биотехнологии не лечат болезнь, это имитация, подмена, естественной функции.

Все же проблема не в биологии или безвредности технологий, дело в мотивации родителей, матери! Люди хотят иметь ребенка - как вещь, во что бы им это не стало. Как полноту «корзинки потребления». Квартира есть, машина есть, работа хорошая, денег достаточно, а ребенка нет. Как же так?! «Что я не женщина, что ли?». Проблема не в детях, а в заблудших душах матерей.

- В 2009 году Церковь пошла на компромисс и согласилась с использованием вакцин, в том числе от краснухи, при производстве которых используют клетки эмбрионов, полученных в результате аборта. Возможен ли, с вашей точки зрения, подобный компромисс в случае с суррогатным материнством и ЭКО – как «меньшее зло»?

- При всем уважении к высказанному комиссией (совместное заявление Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского патриархата и Общества православных врачей России о проблемах вакцинации от 2009 года – ред.) ситуативному согласию на вакцинацию от краснухи, считаю его ошибочным. Такие ситуации могут оставаться на совести пациентов и врачей, а не решаться, как каноническая норма.

- Может ли Русская православная церковь пересмотреть свое отношение к суррогатному материнству в связи с развитием новых технологий?

- Нет. Эта позиция не зависит от технологий. Менять из–за этой ситуации отношение к человеку в целом, и в частности по вопросу рождения детей, Церковь, конечно, не будет. Да и вообще-то никто, кроме женщины, благословение Церкви на использование суррогатного материнства не спрашивает: врачи злятся, что Церковь вмешивается. Женщины – у меня лично по крайней мере – благословения на суррогатное материнство не брали.

Артем Буденный

15 декабря 2019

Источник: РИА Новости



Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

Материалы в данном сюжете

22.06.2020 12:43 | Благовест-инфо
«ЭКО без гибели эмбрионов – фантастика»

06.12.2019 16:22
Католический священник назвал суррогатное материнство проституцией

На главную | В раздел «Мониторинг СМИ»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования







Защита от DDoS






 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-инфо»
Адрес электронной почты редакции: info@blagovest-info.ru
Телефон редакции: +7 499 264 97 72

12+
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций:
серия Эл № ФС 77-76510 от 09 августа 2019.
Учредитель: ИП Вербицкий И.М.
Главный редактор: Власов Дмитрий Владимирович
Сетевое издание «БЛАГОВЕСТ-ИНФО»