Благовест-Инфо

www.blagovest-info.ru
info@blagovest-info.ru

К каким открытиям ведет нас Данте?

В Москве представлено русское издание книги Франко Нембрини, посвященной «Божественной комедии»

01.04.2021 18:00 Версия для печати. Вернуться к сайту

Фото: nikeabooks.ru

Москва, 1 апреля, Благовест-инфо. Презентацию книги Франко Нембрини «Данте, который видел Бога: "Божественная комедия" для всех» (М.: Никея, 2021) состоялась 30 марта в доме издательства «Никея» – культурно-образовательном центре «Фавор» на Маросейке. О новой книге посредством телемоста рассказал ее автор – известный итальянский педагог и филолог, активный член движения Comunione e Liberazione («Общение и освобождение», CL), который не раз бывал в России, в том числе – представляя свои книги. Своими впечатлениями о книге поделились поэт, переводчик и исследователь творчества Данте Ольга Седакова и литературный критик, обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Николай Александров.

Модератор – редактор издания Наталия Виноградова сообщила, что книга Нембрини о Данте широко известна в Италии, переведена на ряд языков. Русское издание приурочено к 700-летию со дня кончины Данте, и успех книги на недавней ярмарке Non/fiction свидетельствует о том, что в России к творчеству Данте есть «огромный интерес». Редактор рассказала также, что книга создана на основе лекций о Данте, которые Нембрини читал школьникам и студентам. Как рассказать о Данте подросткам таким образом, чтобы они оторвались от футбола и стали учить великую поэзию наизусть, создали общество «Сто песен», побежали рассказывать о «Божественной комедии» своим родителям, а те, впечатлившись, попросили учителя прочитать курс лекций и для них? «Можно очень любить детей и любить Данте, но этого недостаточно для того, чтобы так успешно донести свою любовь до молодежи», – сказала Н. Виноградова, спросив у автора про его педагогический секрет.

Франко Нембрини считает, что у него нет никакого секрета, просто он «не ставит задачу научить читать Данте, убедить кого-то, что Данте важен». «Я ставлю задачу убедить ребят в том, что они важны. Мои занятия литературой в школе никогда не были попыткой поговорить с учениками о Данте, я говорил с Данте. Для меня всегда было так: чтение Данте – это разговор с ним», – сказал автор. Он пояснил, что каждый раз заново погружается в знакомый текст: теряется вместе с Данте «в сумрачном лесу», встречает Вергилия, узнает, что его послала «прекрасная девушка из рая», чтобы спасти героя. «Каждый раз, когда я читаю о Беатриче, я не могу не думать о моей жене: сколько раз ей приходилось спускаться из своего рая в мой ад, чтобы меня спасти. Так я разговариваю с текстом, потому что он рассказывает мне мою историю, помогает понять, чем я живу», – говорит автор.

Франко Нембрини. Фото: nikeabooks.ru

Такое чтение-погружение не может не произвести впечатления на учеников: «Мои ученики – неглупые ребята, они видят, что со мной, преподавателем, что-то происходит. И даже самые глупые на задней парте вдруг просыпаются: что там происходит, почему я в этом не участвую? Когда они это замечают, им хочется спросить: что это за любовь такая, ради которой девушка спускается из рая, чтобы тебя спасти? Ты понимаешь, что каждый из них, даже самый последний лентяй, хотел бы быть любимым таким образом. Это метод жизни, не преподавания, это по жизни так работает».

Он вспомнил в связи с этим свое впечатление от общения с основателем CL о. Луиджи Джуссани: «Я молодым студентом часами слушал Джуссани, иногда ничего не понимая, но я чувствовал, что мне хочется быть причастным тому, что с ним происходит. Ты смотришь на человека, ловишь его взгляд и понимаешь, что ты для него сейчас становишься событием. Такой человек не может не стать для тебя учителем. Я предполагаю, что с моими учениками происходит что-то подобное, пусть в минимальной степени, как у меня с Джуссани». Вслед за своим духовным отцом, Нембрини воспринимает преподавание не как передачу информации, а как «свидетельство о чем-то, что я пережил и к чему могут быть причастными и мои ученики, это как предложение вместе пройти отрезок пути».

Какими же открытиями готов поделиться Нембрини с учениками и читателями? Многие замечают, что современному читателю гораздо интересней читать про ад, уже менее интересно – про чистилище, а раю достается совсем мало внимания. Примерно так же устроено и школьное изучение «Божественной комедии» в Италии, отметил Нембрини. У него же обратное представление: такое пренебрежение райской темой он считает «предательством по отношению к "Божественной комедии"», ведь «если об аде и чистилище можно говорить таким образом, то только потому, что существует рай». Поэтому он сосредотачивается на «центральной теме рая» и вместе с Данте ищет ответ на вопрос о двух «самых основных тайнах веры»: о Троице и о воплощении, смерти и воскресении Христа.

Современному человеку непросто это понять, но Нембрини дает ему ключ: «Если человек создан по образу и подобию Божию, то если я пойму человека, то пойму и Бога, пойму, что вопрос о троичности Бога касается моей конкретной жизни. Например, если я люблю женщину и посвящаю ей всю жизнь – я приобретаю или теряю что-то свое? А друзья, которым я посвящаю время, – в общении с ними я становлюсь более самим собой или теряю себя? Единство с другими людьми делает меня больше или заставляет исчезнуть?» Отвечая самому себе на такие вопросы, можно вместе с Данте прийти к открытию: «Чем больше я отдаюсь общению с другим, тем больше я становлюсь самим собой». Это открытие, замечает автор, вовсе не очевидно в наше время, которое на каждом шагу внушает человеку: чем ты более независим, автономен, тем больше ты значишь. «Но это убивает человека, разрушает семью, делает невозможной дружбу, превращает в пыль все общество, весь народ. Демон в "Аде" – демон одиночества, демон смерти. А в "Рае" Данте ясно показывает это абсолютно рациональное открытие – чем больше я люблю, чем больше отдаю себя общению с другими, тем больше я становлюсь самим собой».

В этом же ключе он рассказывает и о тайне Воплощения: «Вся идея "Божественной комедии" – это рассказ о Боге воплотившемся, при этом Данте постоянно возвращается к тому, как же Бог становится человеком и как Он пришел в его жизнь. Это происходило благодаря встречам с людьми – друзьями, учителями, приходило через церковь, через святых и через любовь, которую Беатриче вызывала в нем». Нембрини пояснил, как это связано с тайной Воплощения: «Меня поражает мысль о том, что когда Бог решил спасти мир, Он должен был прийти таким путем, который Он задумал для каждого человека: нужно оказаться во чреве женщины, найти девушку, которая скажет "Да", чтобы Он смог родиться». И «Божественная  комедия», по его словам, – это еще и «великий гимн женщине»: в чистилище Данте несколько раз встречается с Девой Марией, а на вершине Чистилища – с Беатриче; Данте спасается благодаря заступничеству трех женщин – Марии, Св. Лучии и Беатриче. «Данте показывает, что Беатриче была той, кто принес Христа в его жизнь: смерть Беатриче описывается как событие, происходящее при пении ангелов, во время встречи в чистилище слышатся слова "Благословен Грядущий во имя Господне". Таким образом Данте «на протяжении всей "Божественной комедии" воспевает эту роль женщины, которая делает более семейными отношения между Богом и человеком. Бесконечное величие женщины заключается в том, чтобы служить Жизни как таковой… Когда женщина принимает эту задачу, мужчине ничего не остается, как преклониться перед ней. Этому я научился, когда читал Данте, а также многому другому», – сказал автор книги.

Фото: screenshot

Ольга Седакова считает, что Данте для Нембрини – «очень живой», для него «Божественная комедия» – «это как пятое Евангелие, оттуда он черпает все, что нужно для современного человека». По ее словам, автор книги «всю жизнь служит Данте», и во многом благодаря ему с начала 90-х началось «общеитальянеское возрождение Данте», которое захватило и молодежь.

Седакова отреагировала на сообщение редактора о том, что издательство «Никея» с согласия автора переименовало книгу для русского читателя, использовав строку из книги – «Данте, который видел Бога». В оригинале книга называлась иначе: «Данте – поэт желания», но Н. Виноградова пояснила, что в русском языке слово «желание» дает иные, «несколько горизонтальные» коннотации, в отличие от итальянского, где сразу понятно, что речь идет о «стремлении к чему-то высокому, которое изначально заложено в человеке Творцом».

По словам Седаковой, в определении «поэт желания» содержится главная мысль: «У современного человека нет желания, ему ничего не хочется, он существует без направления, без тоски по чему-либо, без любви. А "желание" Данте возносит его в рай, вверх, к Богу, преодолевая силу тяготения».  Она высказала предположение, что Папа Франциск читал книгу Нембрини: в своей энциклике от 25 марта, посвященной юбилею Данте, он называет поэта «пророком надежды» и «певцом человеческого желания», а о дне его смерти говорит как о «начале путешествия Данте». Поэт прочитала несколько фрагментов из своей новой книги «Перевести Данте» и рассказала о том, что взяться за перевод «Божественной комедии» ее побудил Нембрини.

«Поэт желания» – это определение-находку Нембрини Николай Александров тоже считает очень емким и актуальным. «Желание у Данте связано с волей, это абсолютное желание. Беда человека – остановиться на достигнутом, нежелание идти дальше. Об этом много пишет Франко Нембрини, как и о нюансах желания, о трудностях выбора пути… Нембрини дает понять, что "Божественная комедия" – о каждом из нас, имеет отношение к каждому из нас… Его рассказ о том, как он сам переживал Данте, – самое главное в этой книге», – сказал литературный критик.

Видеозапись презентации можно посмотреть на Youtube-канале форума «Фавор».

Юлия Зайцева

Rambler's Top100