Благовест-Инфо

www.blagovest-info.ru
info@blagovest-info.ru

«Наследие Всероссийского Поместного Собора 1917–1918 гг. и общественно-культурная и духовная жизнь Москвы»

Круглый стол в Мосгордуме собрал участников заочно

23.06.2020 10:48 Версия для печати. Вернуться к сайту

Фото: nne.ru

Москва, 23 июня, Благовест-инфо. Проведение круглого стола «Наследие Всероссийского Поместного Собора 1917–1918 гг. и общественно-культурная и духовная жизнь Москвы» было запланировано в Московской городской думе на 17 марта 2020 года. Но из-за пандемии собраться не удалось, и организаторы – некоммерческое партнерство по защите и сохранению объектов культурного наследия «Спасское дело», региональная общественная организация «Гражданская преемственность» и фракция «Яблоко» – решили 18 июня опубликовать материалы форума в интернете. Заочными участниками встречи стали архиереи Русской Православной Церкви (РПЦ), историки, общественные деятели.

Приветствуя участников круглого стола, епископ Переславский и Угличский Феоктист, член Межсоборного присутствия РПЦ, уделил особое внимание необходимости увековечить память о соборянах, «отметить все мемориальные места, где они жили, трудились и служили». «Каждая мемориальная доска, каждый памятник страдальцам за Христа XX века укрепит нас в вере и в то же время покажет, что мы люди глубокой традиции — традиции уважения к своим предкам и созданному ими», – отметил архиерей.

Архиепископ Горно-Алтайский и Чемальский Каллистрат в своем кратком слове из всех участников Поместного Собора 1917–1918 годов  выделил святителя Макария (Невского), который занимал Московскую кафедру с 1912 по 1917 год. Его мощи, перенесенные в 2016 году в Горно-Алтайск, стали главной святыней Алтая, сообщил архиепископ.

Руководитель партнерства «Спасское дело», историк Александр Мраморнов сделал краткий обзор исторических деяний Поместного Собора как «грандиозного мероприятия революционной эпохи» и отметил, что Собор теснейшим образом связан с историей, топографией и архитектурой Москвы. При этом программа увековечения памяти о Соборе в Москве «не реализована ни в какой мере и не до конца разработана». Он с сожалением сообщил, что систематическая научная работа по исследованию и публикации материалов Собора, которая проводилась группой ученых в 2011–2018 гг. при Новоспасском монастыре, прервана.

 «Необходим научный центр, в котором будет сконцентрировано накопленное наукой знание о Соборе, в котором будет специализированно собираться коллекция подлинных и копийных документальных и вещественных материалов,… включая коллекцию материалов о 566 участниках Собора, о людях, так или иначе связанных с ним», – заявил историк, подчеркнув, что этот Центр должен быть не церковным, а внеконфессиональным, и должен быть частью музейной системы столицы. Мраморнов назвал даже подходящий адрес для этого Центра на Тверском бульваре д. 27 стр. 1 — бывшие помещения  Некрасовской библиотеки, ныне в аварийном состоянии. Ближайшей повесткой дня он считает необходимость установки специальных памятных табличек на всех зданиях, которые связаны с соборными деяниями: это Успенский собор в Кремле, храм Христа Спасителя, епархиальный дом в Лиховом переулке, усадьба Остерман-Толстых на Делегатской улице, Высоко-Петровский монастырь, Троицкое подворье на Садово-Самотечной, бывший Скорбященский монастырь и ряд других строений в Москве.

Председатель федерального комитета партии «Яблоко», доктор  экономических наук Григорий Явлинский поддержал идею создания в Москве Центра изучения соборного наследия, подчеркнув не только историческую значимость, но и актуальность соборных деяний для будущего. «Сегодня, в период драматического завершения эпохи так и несостоявшейся постсоветской модернизации и полной неопределённости перспектив, в противовес современному большевизму в политике, экономике, образовании, важно обратить внимание на самые светлые и искренние проявления общественной жизни нашего народа, к которым, без сомнения, можно отнести Поместный собор 1917–1918 гг.», – считает он.

Один из перечисленных Мраморновым мемориальных адресов – на Делегатской улице – привлек внимание историка Дмитрия Давиденко. Касаясь вопросов сохранения памяти в столичной топонимике, он предложил, не меняя названия известной московской улицы, оговаривать в справочниках пребывание в бывшей усадьбе Остермана делегатов не только съездов Советов, но и Всероссийского Поместного Собора. Кроме того, историк считает необходимым создание документального фильма о Поместном Соборе 1917–1918 гг., указывая на то, что подобные фильмы уже есть о Поместных Соборах 1945,1971 и 1988 гг.

Председатель общественной организации «Гражданская преемственность» Виктор Коган-Ясный также коснулся тесной связи «нравственной политики памяти» и развития эффективного урбанизма. «У нас вся топонимика нарочито, сознательно спутана, лишена нравственных точек отсчета… Но я хочу предупредить: никакого развития города, страны, никакой среды обитания на такой основе не получится», – уверен он.

Доклад профессора МГУ им. М.В.Ломоносова, доктора исторических наук Андрея Андреева посвящен истории противостояния и взаимодействия двух научных традиций — университетской и академической — на примере деятелей Поместного Собора. Ученый отмечает «активное вхождение университетских ученых в обсуждение вопросов церковной жизни при сохраняющемся их противостоянии с «церковными» учеными из духовных академий» в начале ХХ века в России. В этом ракурсе он исследует «живое поле для общественных дискуссий, которые имели огромное значение в период, предшествующий Поместному Собору», а также состав соборян, среди которых были как священнослужители– выпускники университетов, так и миряне-профессора.  «Многие из этих профессоров продолжали и в советское время гласно исповедовать Христа, а потому подверглись арестам, ссылкам, мученической кончине. Нет сомнения, что наследие соборян-ученых нуждается в дальнейшем изучении и популяризации»,– резюмирует историк.

Сотрудник историко-архивной службы Высоко-Петровского монастыря Елена Балашова построила свое сообщение вокруг современной дискуссии о церковнославянском языке в контексте решений, которые были приняты по этому вопросу на Поместном Соборе 1917–1918 гг. Подход соборян, отмечающих как необходимость сохранения церковнославянского языка в качестве основного языка богослужения, так и допустимость частичного применения «общерусского или малороссийского языка» в богослужении, – пример таких решений, которые могут восприниматься сегодня как нововведения в силу недостаточной рецепции церковным сознанием решений этого Собора. Тем очевидней необходимость тщательного изучения соборного наследия.

Рассматривать Поместный Собор 1917–1918 гг. не просто как историческое событие, но как «живое и актуальное явление, которое очень много может дать сегодня Церкви, обществу и человеку» предлагают католики Джованна Паррвичини и Жан-Франсуа Тири, сотрудники Культурного центра «Покровские ворота» и итальянского фонда «Христианская Россия». Их совместный доклад посвящен православно-католическим просветительским проектам, направленным на осмысление значения Собора. В частности,  упомянута серия тематических монографий о деятелях и деяниях Собора, которая с начала 1990-х годов выходила под научным руководством протоиерея Николая Балашова. В рамках этого проекта издано 5 томов (о литургической реформе, автор Н. Балашов; об историческом контексте данного периода, автор С. Фирсов; о каноническом праве и суде, автор Е. Белякова; об образовательной реформе, автор А. Кравецкий; о церковном управлении, автор С. Тутунов), и ожидается еще один том, о приходской реформе, над которым работает А. Беглов.

Фото: pravoslavie.ru

Рассуждая о неоценимом вкладе Собора в жизнь Церкви и историю России, авторы доклада задаются вопросом, что позволило Русской Церкви в переломные годы «удивительным образом предпринять героическую задачу дойти, не ожидая стабильности и внешнего мира, до самой сути своей внутренней жизни, через нелегкий путь обсуждения и пересмотра всех ее сфер». Ключ к ответу они видят в проблеме соотношения традиции и реформы, которые принято противопоставлять. Однако же члены Собора 1917 г. «хорошо поняли, что традиция – не мертвый камень, а организм, требующий творческого постоянного осмысления, живого питания, чтобы Церковь могла «вечно молодеть». «Вот, кажется, откуда взялась энергия организовать такое грандиозное мероприятие как Собор во время войны и внутренних переворотов: от сознания живого Христа, вдохновляющего изнутри свою Церковь и направляющего ее шаги. К этому соборному духу, наверно, нам очень нужно вернуться и сегодня», – заключают Дж. Парравичини и Ж-Ф. Тири.

Чрезвычайно тонко построенный, глубокий доклад Георгия Великанова († 2018) «Тихое мужество Патриарха Тихона», предоставленный вдовой автора, заслуживает отдельной публикации. В центре этого текста – Патриарх Тихон как  «узловая» фигура для всей новейшей истории Русской Церкви, «к ней сходятся и от нее расходятся самые разные пути, выбранные иерархами и простыми верующими». Автор размышляет над «тайной неотразимого обаяния его личности и ее влияния на потомков». Сравнивая Патриарха Тихона с его современниками-иерархами, он отмечает, что избранный на Поместном Соборе первосвятитель не был ни богословом, ни талантливым администратором и ловким политиком, ни бескомпромиссным, бесстрашным исповедником своих убеждений, ни даже отрешенным подвижником-аскетом, не обладал харизмой общественного деятеля и «совсем не производил впечатления величественного иерарха, блестящего «князя» Церкви». «Первый Патриарх после более чем 200-летнего перерыва, святитель Тихон стал не церковным политиком, а отцом для своей паствы. Именно такого предстоятеля ждала Русская Церковь в эпоху крушения всего прежнего церковно-государственного строя», – написал Г. Великанов и убедительно, на ряде примеров, развил тему особых пастырских талантов Патриарха Тихона, его человечности, демократичности и «сбалансированности». «Его человечность побеждала всякие границы, открывала сердца друзей и оппонентов, а порой — шла наперекор, казалось бы, очевидно необходимым политическим ходам», – отмечается в докладе. Этот пример «тихого мужества» может воодушевить сердца нынешних христиан и всей Церкви, ищущих свой путь в современном мире, считает автор.

Юлия Зайцева

Rambler's Top100