Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо















Репортажи

Жан Ванье: Община как знамение Царства

Вечер памяти основателя международного движения «Вера и свет» и общин «Ковчег» состоялся в Москве

03.06.2019 10:34 Версия для печати

Фото Светланы Журавлевой

Москва, 3 июня, Благовест-инфо. Молитвой об упокоении Жана Ванье (1928-2019) – одного из самых известных христианских подвижников ХХ века, основателя общин «Ковчег» и международного движения «Вера и свет», первооткрывателя нового подхода к людям с умственной отсталостью и другими особенностями развития – начался вечер его памяти, который состоялся 26 мая в приходе свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине. На встрече, организованной общиной «Осанна» и движением «Вера и свет», присутствовали члены московских и подмосковных общин, священнослужители и миряне; многие из них знали Жана Ванье лично, слушали его лекции, участвовали в общении с ним.

Вечер состоялся после литургии, на которой читался евангельский фрагмент о встрече Христа с самарянкой. По словам настоятеля храма Космы и Дамиана протоиерея Александра Борисова, Жан Ванье очень любил этот отрывок. Священник зачитал комментарий к нему Жана Ванье, в котором есть такие слова: «Мы можем прийти к Иисусу пить, только если жаждем… Только если мы принесем Иисусу свою пустоту, свое бессилие, Он может наполнить нас силой Духа Святого и коснуться нас Своей любовью».

Андрей Черняк рассказал о первой встрече с Жаном в Москве в 1989 году. «В первый же приезд Жан попросил найти людей с особенностями. Я был шокирован – таких людей не было вокруг, они были где-то спрятаны, я никогда не думал о них. Но эти удивительные, странные люди нашлись, пришли к нам – так произошла их первая встреча с Жаном». Карина Черняк тоже хорошо помнит эту встречу, которая происходила у них дома: «Приехала даже семья из Питера: пожилые родители и два крупных слепых мальчика, умственно отсталых. Жан кормил мальчиков с ложечки – в этом было столько отеческого тепла! Жизнь этой семьи с этого момента изменилась – они обрели друзей в Москве и в Питере, а дети даже участвовали потом в параолимпийских играх. Для родителей открылась новое понимание: такие дети – не наказание для них, а благословение. И так произошло в жизни многих семей». 

Так было положено начало первым общинам «Вера и свет» в России – в них объединяются люди с особенностями, их семьи и друзья. Сейчас в Москве и Подмосковье 12 общин, в Петербурге – 4; появились 2 общины в Грузии, много их стало и на Украине.

«Жан был очень целенаправленный человек – он хотел, чтобы в России была «Вера и Свет», и сюда неоднократно ездил. И каждый раз, независимо от того, много народу его принимали или нет, он смиренно выступал перед любой аудиторией, даже перед несколькими людьми. Он мог смиренно ехать на душной верхней полке в Питер. Жизнь с ним, когда он приезжал, дала не меньше, чем его рассказы о духовности «Вера и свет», – вспоминала одна из первых участниц «Вера и свет» Ирина Хазанова. По ее словам, сначала трудно было понять, «кто кому помогает». Но это на первых порах не сразу понял и сам Жан Ванье: он неоднократно рассказывал о том, что, когда он решил поселиться вместе с инвалидами, он – здоровый, молодой, сильный, воодушевленный, полагал, что будет делать что-то доброе для них. «Но очень скоро он понял, что это настолько взаимная жизнь, что сказать, кто любящий, а кто любимый – разбираться не стоит», – передал слова Жана Андрей Черняк. О том, что общение в «Вере и свет» – действительно взаимно, что оно дает здоровым не меньше, чем больным, что оно очень меняет жизнь членов общины и что оно приводит людей ко Христу, говорили многие участники вечера.

В чем же состоит открытие Жана Ванье, что помогло начатому им движению (а это общины «Ковчег», в которых умственно отсталые живут вместе с ассистентами, и общины «Вера и свет», которые регулярно собираются на встречи и праздники) распространиться по всему миру? Иеромонах Иоанн (Гуайта), клирик храма Космы и Дамиана, познакомился с Жаном очень давно. Он вспоминал, что этот великан (Ванье был очень высоким, большим человеком) «произвел сильное впечатление, как ни парадоксально, своей необыкновенной нежностью и умиротворенностью – как человек, который жил в абсолютном мире с собой». Но главное, что удивляло в нем, – открытие ценности человеческой уязвимости через уязвимость Христа: «В латинской Церкви есть огромный опыт выхаживания больных, верующие – монахи, миряне всегда что-то делали для бедных, инвалидов. А у Жана совсем другой подход: он живет вместе с людьми, у которых серьезные ограничения, он говорит: мы – единая община. Он научился ценить уязвимость –  то, что Бог взял на себя, став человеком. В такой общине тот, кто имеет больше всех проблем, и есть главный герой». По словам о. Иоанна, такой подход «кардинально меняет наши представления о Боге. Очень часто мы представляем себе Бога всемогущим – Его надо бояться, Он может наказать. Но это бог языческой мифологии. Бог христиан берет на себя нашу уязвимость, как делал это Жан Ванье. Если это так, то и наш опыт Церкви должен быть совершенно другим. Мы, христиане, здесь не для того, чтобы стоить богатую, мощную, сильную Церковь… Христианство дает понять, что Сын Божий умалился ради нас, стал уязвимым, и это великий урок Жана Ванье».

Сам Жан так говорит об этом: «Нужно совершить одно-единственное открытие: ты прекрасен такой как ты есть».  И ключ к этому открытию – в Евангелии: «Воскресение Иисуса должно открыть нам наше воскресение, мы призваны воскреснуть в Иисусе. …. Мы призваны стать людьми Воскресения. Мы не должны доминировать, навязывать. Мы должны идти своим путем скромно. Мы рождены, чтобы возрастать в слабости – до конца, до смерти. Мы входим в Царствие через погружение в слабость. Бог не просит нас изменить мир. Он хочет, чтобы мы создали общину, создали новую маленькую семью Воскресения. Это не изменит мир, но изменит нас. Мы создадим маленький оазис верующих, и потом другие люди сделают то же самое. Дух Божий может обновить лицо земли. Все, к чему я призван, – это верить в Воскресение и в то, что я должен быть человеком молитвы». Так говорил он на одной из ранних московских встреч начала 90-х (видеозапись беседы была показана на вечере).

Несомненно, это призыв к радикальному изменению – не мира, но самого себя. Но в устах Жана он звучал так, что «ты не пугался, но чувствовал, что тебя уважают, что ты в безопасности», свидетельствовал Михаил Завалов, который знал Жана 30 лет, сопровождал и переводил его в России, бывал у него в Троли. Он отметил еще один дар своего друга: «С ним было удивительно уютно, не нужно было изображать из себя особое благочестие. И он мог это передавать другим людям. Он не только был удивительный проповедник – его слова позволяют слышать молчание и самого себя». Некоторые вспоминали на вечере о том, что можно было слушать и понимать Жана без перевода – «он говорит для твоего сердца».

Этот дар собрал на его похоронах самых разных людей, которые его по-настоящему  услышали: как рассказал М. Завалов, там можно было увидеть «тех, кто похож на министров и телеведущих, и других, похожих на бомжей; молодых и старых; набожных монахов, епископов и священников и каких-то пофигистов; инвалидов, которые не говорят. Собрались все вместе – и это дело Жана, который мечтал, чтобы мир был таким, где люди, которые в обычной жизни не пересекаются, были вместе. И к счастью, это происходит не только на похоронах, но и в наших общинах. У него это получилось: создать общины, где все действительно друг друга принимают и любят друг друга, и «жизнь будущего века» становится реальностью».

Фото: pravbiblioteka.ru

«Нежность» – еще одно слово, которое звучало в воспоминаниях знавших Жана Ванье. «Он был открыт практически для всех. Слово «нежность» более всего подходит ему – он сам говорил, что это не просто эмоция, сентиментальность, а – как мать моет ребенка, перевязывает раны», – рассказывал М. Завалов. По его словам, Жан очень любил вспоминать об омовении ног, которое Христос совершил на Тайной вечере, и завел в общинах такой обычай: иногда люди садятся в кружок и каждый моет ноги соседу. «И Жан как-то оказался передо мной на коленях (а ему было уже за 70!), мыл мне ноги…» – это невозможно забыть, вспоминал психолог.

Нежность Жана ощущали все. Память о. Алексия Антоновского, настоятеля храма свт. Николая в Кленове, члена одной из подмосковных общин «Вера и свет», устроена так, что он плохо помнит, что именно говорил Жан Ванье, но зато хорошо помнит, как он всех обнимал при встрече. Его приезд в Подольск в 2003 г. помог на многое посмотреть по-новому. «Несомненно, что Жан изменил мою жизнь – научил не бояться людей с особенностями, научил с ними общаться. И приход в Кленово изменился благодаря Жану – прихожане не просто привыкли, но полюбили наших братьев и сестер с особенностями», – сказал священник.

Что же будет с движением после смерти его основателя? Поскольку в общении Жан Ванье не ставил никаких барьеров, этот вопрос можно было без обиняков задать ему самому.  Ольга Гуревич рассказала: «Когда кто-нибудь собирался о нем писать, он говорил: ты помни – Весть, а не вестник. Он вообще не любил говорить про себя как основателя, потому что он делал все ради того, чтобы следовать за Иисусом. А в конце его спрашивали: «Что будет с «Ковчегом», с «Верой и свет» после тебя?». Он говорит: «Абсолютно неважно! Мир так быстро меняется! Важно, чтобы мы помнили, за Кем мы идем и зачем мы идем». И действительно – детищу Жана Ванье уже больше полувека, а в России – 30 лет, и, по словам М. Завалова, это уже не первоначальный энтузиазм, «а стало жизнью для многих».

Завершим словами самого Жана Ванье, которые прозвучали на вечере в одной из видеозаписей: «Мы создаем общину – место, где человек чувствует себя в безопасности, место радости и праздника, место общения и благодарения …Община– это знамение Царства, брачного пира, знамение того, на что будет похожа жизнь в Царстве. Община – это знак того, чтобы мы были едины. Она должна быть знамением Троицы здесь, чтобы мы любили друг руга, как Сын любит Отца. Любовь, которая связывает людей вместе, – так призвано жить и все человечество, Каждая община становится моделью для других людей, потому что этого захотел Бог, чтобы человечество объединялось в семьи Святого Духа. Это удивительно красиво и важно. Но это также и место боли – чтобы понять Воскресение, нам нужно пережить крест. Часто мы стараемся обогнуть крест, но он – в каждом из нас, все живут с глубокими ранами… Община – это не идеал, а реальность, причем довольно болезненная, но при этом очень красивая».

Юлия Зайцева



Отзывы
  • Ramon Soler - 04.06.2019 09:29
    Tienen pagina en facebook o Intagram?

Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Репортажи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования



Rambler's Top100








 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-Инфо». E-mail:info@blagovest-info.ru
Защита от DDoS