Благовест-Инфо

www.blagovest-info.ru
info@blagovest-info.ru

Илья Гриц: "Благодарение Богу стало основой моей жизни"

На девятый день после кончины библеиста о нем вспоминает его ученик и преемник

10.08.2020 11:57 Версия для печати. Вернуться к сайту

2 августа 2020 г., в день своих именин, на 71-м году жизни отошел ко Господу Илья Яковлевич Гриц – библеист, инициатор многих замечательных проектов христианского просвещения, учитель от Бога.

Илья Гриц родился 9 июня 1949 года. У мальчика обнаружили гемофилию – болезнь, которая в те годы причиняла неимоверные страдания, потому что лекарств от нее еще не было. Эта болезнь будет сопровождать его всю жизнь, приведет к отказу почек и диализу, многочисленным операциям. Но она не сможет его сломить, напротив: в последние годы И.Я. Гриц будет постоянно говорить, учить и напоминать о благодарности Богу.

Поиск смысла жизни привел его к архимандриту Серафиму (Тяпочкину) в село Ракитное - там он впервые познакомился с православием. Гриц очень крепко полюбил Христа. Своих студентов он всегда учил, что целью жизни может быть один Христос, и только он. И это были не просто слова. Все свои лекции по Ветхому Завету он так или иначе связывал с Евангелием и Господом, и старался соразмерять жизнь с Его заповедями.

В Москве он познакомился с семьей Пестовых-Соколовых, некоторое время исполнял поручения Николая Евграфовича по доставке книг другим верующим. Крепко подружился с протоиереем Александром Геронимусом. В дальнейшем он узнал и других замечательных пастырей: с благоговением он вспоминал поездки к протоиерею Александру Меню, встречи с митрополитом Антонием Сурожским, общение с католическим исследователем Библии монс. Бернардо Антонини. Но более всего он оказался близок архимандриту Виктору (Мамонтову), которого считал своим наставником, и с которым они вместе с женой Мариной сделали серию интервью, выросших в замечательную книгу по воспитанию детей в вере «Таинство детства». Готовил он к печати и другие книги о. Виктора.

Илья Яковлевич знал невероятно много (в своих лекциях он обнаруживал и отличные знания древней истории, и тонкое чувство поэзии). Но это был уже не энциклопедизм, а настоящая мудрость, потому что он все пропускал через свое сердце. Он умел действительно глубоко мыслить, анализировать, ставить проблемные вопросы, и был учителем от Бога. Он мог позволить себе пошутить, признаться, что он что-то не понимает. Он говорил: «Я считаю, что преподавать Библию я не умею и заявляю об этом своим студентам. Я говорю им, что постараюсь передать им любовь к Священному Писанию. Если вы не полюбите его, то, какими бы ни были ваши познания — филологические, историко-культурные, толку не будет никакого. Только любовь вам откроет что-то реальное, коснется вашего сердца и изменит вашу жизнь». Однажды он написал статью про удивление, где проводил мысль, что преподавателю, не умеющему удивляться и не готовому заражать удивлением своих студентов, не стоит становиться преподавателем Священного Писания.

Архимандрит Виктор (Мамонтов) и Илья Гриц. Фото из открытых источников

За свою жизнь он успел побывать деканом Свято-Филаретовской высшей христианской школы (ныне — институт), членом совета Российского Библейского Общества, консультантом переводческого проекта «Библия в современном русском переводе под ред. М.П. Кулакова». Он сотрудничал с А. Воложем над созданием Библейского компьютерного справочника – программы, на которой обкатывались поисковые механизмы Яндекса. Есть фильмы ТК «Культура» о Святой Земле и пророках с его участием.

Но, может быть, главным итогом его жизни стало создание Колледжа библейских основ подготовки к церковным служениям «Наследие». После поездки в Принстон у Ильи Яковлевича возникло желание создать учебное заведение, целью которого было бы серьезное изучение Библии, и где могли бы учиться люди, желающие на этом фундаменте сознательно служить в Церкви. О. Виктор, который почти никогда не давал прямых советов, сказал тогда неожиданно твердо: «Бог ждет этого. Надо начинать немедленно».

Вместе с Андреем и Кариной Черняками, Владимиром Сорокиным, Еленой Сморгуновой, Лилией Ратнер и рядом других преподавателей и попечителей Илья Яковлевич организовал Колледж. Это небольшое и как будто неформальное учебное заведение, тем не менее, оказалось очень важным для многих и многих людей – будущих катехизаторов, пастырей, просто мирян, которые искали углубления в духовной жизни.

По инициативе Ильи Яковлевича в Библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино и в Культурном центре «Покровские ворота» проходили ежегодные чтения памяти прот. А. Меня, посвященные библейскому осмыслению серьезнейших богословских вопросов. Дважды проводились межконфессиональные семинары, в которых принимали участие абсолютно все – от членов казанской церкви «Краеугольный камень» и пятидесятников до католиков и старообрядцев – это был удивительный опыт общения в открытости, обмена идеями и дарованиями, без попыток обличать или переманивать к себе. Инославные христиане, знакомясь с Грицем, начинали по-новому смотреть на православных, иногда даже поступали учиться в колледж.

При этом Гриц всегда очень ответственно относился к преподаванию, считая, что на лекциях стоит передавать студентам прежде всего твердые церковные представления, а различного рода гипотезы и новые теории оставлять для обсуждения в дополнительное время. Он больше всего любил свят. Василия Великого за четкость, широту и глубину мысли, довольно часто приводил примеры из Патериков –  дух простого исполнения заповедей Божиих древнего монашества был ему очень по душе. Впрочем, будучи сыном своего народа, он любил и почитал и хасидских цадиков-учителей. Иногда казалось, что он сам – один из таких людей.

Будучи прекрасно осведомленным о новых тенденциях в библейской критике, Илья Яковлевич сам придерживался традиционного подхода (так, например, книга прор. Исайи рассматривается им как написанная одним автором). Его курсы отличаются тем, что он избирательно привлекал и материалы иудейской экзегетической традиции, и использовал свой многолетний опыт преподавателя углубленных курсов (например, целый семестр — на книгу Товита). Для многих именно благодаря Грицу Ветхий Завет открылся не как пугающая и жестокая книга, а как книга, являющая любовь Божию – не меньше, чем Новый Завет.

Для меня Илья Яковлевич стал учителем с большой буквы. Я не сразу заметил, как это произошло – настолько деликатно он общался. Он никогда не лез в душу, но у него всегда находилось время, и, насколько позволяло здоровье, он старался заботиться о каждом из студентов. Одна сестра вспоминала, что, когда она потеряла сына, он сказал ей: «Ну что ж, теперь ты должна научиться молиться по-настоящему». И молитва действительно помогла ей тогда, вытянула.

Было много моментов, которые я вспоминаю с благодарностью. Собственно, именно Колледж помог мне пережить время, когда я не понимал Бога - почему, как казалось, Он молчит. Впрочем, Бог не молчал вообще. В Колледже, наряду с лекциями и семинарами, важнейшей частью обучения являлись и являются молитвенные чтения, или, как их называют в западной традиции, Lectio Divina. До колледжа я уже 8 лет участвовал в кружках по чтению Писания и сам вел их, но только здесь узнал, что для настоящего понимания Писания нужно молиться – и Бог обязательно говорит – через Свое Слово, через братьев и сестер.

Многое вошло в мою жизнь благодаря Илье Яковлевичу: «открытие» Ветхого Завета, знакомство с  о. Виктором Мамонтовым и близкими ему по духу людьми, любовь к Иерусалиму. Но еще важнее была его поддержка, забота, советы. Сейчас особенно мне памятен последний разговор. Мы говорили о преподавании, о Колледже, я благодарил его за доверие (мне выпала честь возглавить Колледж, когда Илья Яковлевич уже не мог этим заниматься по состоянию здоровья). А он сказал: «Вовка, дело не в доверии… Дело в любви Господа… к тебе… и ко всем нам».

Он прожил по-настоящему библейскую жизнь - насыщенную. И ушел он в день пророка Илии. Удивительно, при его заболеваниях - 71 год жизни, не меньше 70, согласно псалму.

Остались его лекции (многие опубликованы на портале Предание.ру), его тексты в блоге Колледжа «Наследие», его неопубликованные лекции, которые мы обсуждаем с новыми студентами в рамках спецкурсов.

На минувшей неделе мы проводили семинар, посвященный книге Откровения (Апокалипсису). Он проходил в том же самом месте, где Илья Яковлевич провел свой последний семинар в России по Книге Чисел. Казалось бы, я уже девятый год провожу семинары самостоятельно, но первый год – вообще без общения с Ильей Яковлевичем. Было опасение, вытянем ли, ведь это одна из самых сложных книг. На пятый день мы настолько вошли в пространство библейского текста, что стало казаться, будто сам Гриц читает вместе с нами. Это – дар от него всем, кто любит Писание, как любил его он.

Вот что Илья Яковлевич сам писал в кратком тексте «Немного о себе»: «Я родился в прошлом тысячелетии, в государстве, которого уже четверть века нет на карте мира, в городе, который за это же время изменился так, что очень трудно назвать его  своим.

 Это – для тех, кто уже и представить себе не может ушедшую жизнь. А документально: место рождения – СССР, город – Москва. И родители, и их родители – также москвичи по рождению.  Год рождения – 1949. Этот год во многом задал направление жизни и судьбе. Не только – внешне, но и какими-то важными внутренними константами. Например, до сих пор для меня невыносимо выбрасывать еду. Никогда не испытывал голода всерьез, но память – возможно, по воспитанию, а может быть, и более глубокая, генетическая, сформировала с самого раннего детства особое отношение к «хлебу насущному». Помню своего дальнего родственника, который пережил всю блокаду Ленинграда. Для краткости называл его дядей, и он отзывался на это всей своей неистраченной добротой и нежностью. Он часто приезжал в Москву по делам своей работы и каждый раз утром спрашивал маму: «Ну, а что у нас сегодня на обед?» Мне было уже несколько лет. Воспитывали меня мама и прабабушка, воспитывали, как я сейчас понимаю, хорошо. И я точно знал, что задавать в гостях такие вопросы – неприлично. Дождавшись, когда он ушел по своим делам, спросил об этом маму. И тогда впервые узнал, что правила воспитания, даже самые правильные, имеют свои границы:  мне рассказали про блокаду, про то, что его выживание было чудом свыше, и посоветовали быть осторожнее с применением правил жизни к конкретным людям.

 Спустя много-много лет я прочитал прекрасную книгу Оливье Клемана «Беседы с патриархом Афинагором», в которой одна мысль поразила меня, но уже не потрясла: «Главная тайна христианства состоит в том, что людей нельзя сравнивать». Мой тот далекий, еще младенческий опыт (было это примерно в году 53-м, или в 54-м), неожиданно поднялся из глубин памяти, вспомнился, и встал на свое, очень важное место в моей дальнейшей жизни.

Ни отдельных людей, ни большие или малые группы, и целые сообщества, включая церковные, старался не сравнивать. Жизнь – богаче и сложнее любых правил, любых мысленных конструкций. Вот одна из глубинных основ моей жизни. Примерно в те же годы, когда встретился с личностью Патриарха Афинагора, прочитал книгу молодого еще архимандрита Филарета, впоследствии митрополита Московского, ныне прославленного в лике святых в святительском чине. «Никогда, ни одну Церковь, исповедующую Иисуса Сыном Божьим, не дерзну назвать еретической». От этой книги (беседы молодого человека, живущего в англиканской среде с православным наставником) святитель никогда не отрекался. И это утверждение также вошло в число камней моего духовного фундамента.

Не собираюсь утомлять читателя перечнем других камней. Тот, кто прочтет какие-нибудь мои работы разных лет, тот и сам поймет.

Хочу только вспомнить (= поблагодарить) некоторых людей, которых Господь послал как ангелов Своих в мою жизнь.

Это протоиерей Владимир Соколов, который крестил меня в 1974 году, и  вся его прекрасная семья, включая его уже покойную супругу Наталью Николаевну и их детей.

Это великие святые наших дней: архим. Таврион (Батозский), архим. Серафим (Тяпочкин), архим. Виктор (Мамонтов). Мученик Христов – прот. Александр Мень. Святители Антоний, митрополит Сурожский, Леонид, митрополит Рижский, Хризостом, митрополит Литовский, и многие иные, чьи имена – в моем сердце.

Непременно хочется поблагодарить за мою жену Марину, без помощи и духовной поддержки которой ничего бы в моей жизни не состоялось.  Моих сыновей и дочь, моих друзей и всех, кто ставил препятствия на пути исполнения воли Божьей: им я особенно благодарен – они укрепили волю и желание служить Богу.

Благодарение стало основой моей жизни в последние годы. Поэтому правильно будет завершить эти строки словами Библии: !השם ברך (Барух хаШем), что по-русски звучит так: «Да будет благословенно Имя Господне!»

Владимир Стрелов, ректор Колледжа «Наследие» - для «Благовест-инфо»

Rambler's Top100